Контакты

7777373@mail.ru

Интервью брал: М. Верещагин

Язык подвешен, витиеват. Знаний уйма – в самых разных сферах. На любую тему готов говорить часами. Тем и заслужил репутацию интеллектуала.

Такому, как Дибров, веришь. Из его уст звучит правильный ответ. И не только в шоу «Кто хочет стать миллионером?».

– Дмитрий, современное телевидение вроде бы окончательно скатилось в развлекаловку. Спрос на интеллектуальное ТВ все меньше?

– Интеллектом называется способность к немедленному размышлению. При этом ум человека, когда он задействован в интеллектуальной деятельности, практикует операцию, которая называется экстраполяция. Фокус в том, что все абсолютно области мироздания управляются одними и теми же закономерностями, и человек, который познал хоть какие-либо, с легкостью экстраполирует действие этих закономерностей на все прочие жизненные сферы.

Скажем, построить фабрику и добиться материального успеха в производстве чулочно-носочной продукции – абсолютно то же самое, что построить себя и добиться успеха в жизни. А интеллектуальное телевидение – это, на мой взгляд, такое, которое как раз и мобилизует ум на экстраполяцию, на немедленное размышление, на интуитивное даже.

К счастью, сегодня такие программы есть. Но сегодня, тоже к счастью, мы уже не находимся на том этапе, когда было можно немного, но то, что было можно, было обязательно. Говорю об СССР. В частности, наш великий учитель Владимир Яковлевич Ворошилов, когда делал «Что? Где? Когда?», конечно, имел в виду, что каждый советский человек будет смотреть «Что? Где? Когда?» и учиться экстраполяции, искусству мыслительной деятельности.

Сегодня это не обязательно. Мы живем в эпоху Оли Бузовой. Поэтому, товарищи, тот, кто хотел бы этого прекрасного человека послушать, имеет такую возможность.

«НАМ БЫ ПОУЧИТЬСЯ У ЯПОНИИ»

– Вообще, что в сегодняшней российской действительности вызывает у вас гордость, а что – разочарование?

– Гордость у меня вызывает то в современной русской жизни, что нам даже и не представить себе, сколько людей написали признание в любви друг к другу, подготовились к экзаменам или прочли интересные книги благодаря айфону и айпаду. Вот моя гордость в том и состоит, что в каждом айфоне – русский искусственный сапфир. Только мы его производим – Татарстан и Ставрополь. И только благодаря тому, что мы умеем производить тончайший сапфир, Стив Джобс и вся эта гениальная команда смогли сделать айфон таким тонким, только благодаря этому мы можем пальцами тыкать в него. Вот это вызывает у меня гордость.

– А разочарование?

– Тупость, недоумие, помноженное на агрессивность. Особенно мне, конечно, жалко, что весь этот чертов коктейль выливается на имперское мировоззрение. Это очень мешает моей великой родине производить искусственный сапфир. Надо сказать, что в этом же самом положении когда-то оказалась любимая моя японская нация.

Недавно смотрел программу о бомбардировках Хиросимы и Нагасаки, там были интервью участников атомного проекта американского, это уже 90-летние старики. И один из них сказал: послушайте, вы что же, думаете, мы на голову этим чудесным людям – улыбчивым, гостеприимным, мудрым, которые придумали суши, – бросали эти бомбы? Нет, мы бросали эти бомбы на головы злобным, ненавидимым всем миром, малообразованным, однако фанатически преданным своей великой имперской идее воякам.

А надо сказать, что Япония была империей. Мы даже не представляем себе, сколько людей находилось под командой у японского императора в конце Второй мировой войны. Миллиард, включая Филиппины, север Китая, Бирму, Таиланд, который тогда Сиам назывался… Но тем не менее японцы смогли извлечь урок для себя и сесть за парты, они поняли: не в том сила, чтобы со звериной рожей, со штыком наперевес бежать и резать бедных китайских жителей. Нет, не в этом. Сила твоя как раз в уме и в технологиях…

Не дай Бог мне прозвучать так, будто я оправдываю эти страшные бомбардировки, упаси Господь! Но факт фактом. Нам бы, русским, поучиться у Японии гибельности имперского мировоззрения и, наоборот, прогрессивности во всех смыслах мировоззрения умного, производительного и эрудированного.

«ЖЕНЕ МОЯ ПРОГРАММА НЕИНТЕРЕСНА»

– Скажите, победители игры «Кто хочет стать миллионером?» действительно получают свой выигрыш?

– Конечно.

– Каков был самый крупный?

– Три миллиона, дважды. Собственно, это ведь все структурировано – да, два раза люди выиграли три миллиона.

– Лично для вас много было по-настоящему трудных вопросов?

– Да. Но самый трудный вопрос – это еще такой, который запомнится. Запоминается, как правило, тот, что имеет отношение к бытовому опыту самого зрителя.

В частности, Александр Яковлевич Розенбаум и Саша Друзь отвечали вот на какой вопрос на три миллиона. Все мы знаем, что у входа в Московскую консерваторию находится памятник Петру Ильичу Чайковскому, и он, естественно, обнесен литой чугунной оградой, на ней изображены ноты. Ноты чего изображены на ограде памятника Чайковскому, который, конечно, видели миллионы? А – «Во поле береза стояла», В – «Пойду ль, выйду ль я», С – «Сидел Ваня на диване» и, наконец, D – Первый концерт для фортепьяно с оркестром.

Все мы знаем, что Чайковский действительно народные песни будь здоров как аранжировал в своих произведениях. Он был ярый пропагандист народного мелоса, и, конечно, Саша Друзь и Саша Розенбаум в один голос говорят: конечно, «Во поле береза стояла». И эта песня используется Чайковским в одном из произведений, и, конечно, эти интеллектуалы все это помнят.

Но выяснилось: нет, не это изображено на ограде. А «Сидел Ваня на диване» – городской романс, который тоже лег в основу виолончельных разработок скрипичного квартета. Но именно его изобразил скульптор, полагая при этом, что: вот видите, до какой степени незаносчив был Чайковский. Это был интересный вопрос.

– Супруга ваша, которая недавно получила корону «Миссис Россия», смотрит эту программу?

– Нет, к сожалению, эта программа моей супруге неинтересна. Очень редко смотрит. Например, оказываемся в каких-то гостях, где ее любят, и тогда она вынуждена это терпеть.

«ЗНАЮ ВСЕ ВИНА»

– Дмитрий, где вы любите отдыхать?

– Отдыхать нам нравится в Монте-Карло, конечно, на Лазурном берегу. Для русских людей, особенно для донских казаков, заграница – это Франция, так уж повелось исторически. Еще люблю Америку, в частности Новый Орлеан, штат Луизиана.

Я в этот Новый год показал Полине Америку, по крайней мере Флориду и Новый Орлеан. А в позапрошлом году мы даже взяли машину и за рулем проехали по всей Америке, чтобы она увидела, что Америка – это не только Голливуд и Нью-Йорк, а это еще и прекраснейшие люди – крестьяне, фермеры, скотоводы, которые нас встречали повсюду и очень радушно принимали.

– Детей в Америку не брали?

– Нет. Одного-то уже можно в Америку, ему семь с половиной. А второму-то еще четырех нет, третий совсем маленький – какая им Америка? Им давай солнце, море, шарики, водяные пистолеты… Нет, рановато еще. Зачем?

Зато в Ростов они приезжают регулярно. Кстати, там казаки же вокруг.  Вот это они понимают. Казаки, лошади, шашки, песни – вот это им нравится, конечно. «Блажен, кто смолоду был молод». Так давайте детям будем делать детские развлечения. Придет время, они еще покатаются по свету.

– У взрослых развлечения свои. А вы, насколько известно, испытываете слабость к винам…

– Разумеется, я знаю все вина и, конечно, был и в Помроле, и в Санта-Майоне, и в Марго – в общем, в Бордо. Был также в долине Роны, в долине Луары… Но слабость испытываю не только к винам.

Например, еще к гитарам. Скажем, недавно получил из Америки педальную гитару. Это такая, которая, видимо, сегодня только у меня и есть, потому что на ней денежек-то не заработаешь. Что с этой гитарой педальной лезть? Кому она нужна? А я ее люблю, потому что люблю группу «Пинк Флойд».

И это такая гитара, которая имеет не только десять струн и, значит, совершенно особый строй, а еще педалями ты можешь немедленно понизить или повысить одну из выбранных тобой струн, и это полностью меняет строй. Вот это мне на самом деле интересно…

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники