Контакты

7777373@mail.ru

Интервью брал: М. Верещагин

Категория:
Интервью

На кинофестивале Berlinale, который начнется 9 февраля, Александр Роднянский представит свой первый продюсерский проект, снятый в США
Александр Роднянский становится завсегдатаем Berlinale. В 2008 г. он был членом жюри основного конкурса кинофестиваля. В 2009 и 2011 г. на кинофоруме в Берлине показывали фильмы «Россия 88» Павла Бардина и «В субботу» Александра Миндадзе, одним из продюсером которых был Роднянский. В этом году в основную программу Berlinale включили американский фильм «Машина Джейн Мэнсфилд». Продюсеры этой ленты – Александр Роднянский и основатель американской компании Media Talent Group Гайер Косински.

События в картине «Машина Джейн Мэнсфилд» разворачиваются в 1969 г. В провинциальный городок в штате Алабама приезжает англичанин Кингсли Бедфорд со своими сыном и дочерью, чтобы похоронить жену Наоми. Много лет назад она оставила в этом городе свою прежнюю семью – мужа и четверых детей. Фильм повествует о сложных взаимоотношениях двух семей, пытающихся преодолеть вражду; о любви, ревности и страхе смерти. Билли Боб Торнтон работал над этой лентой не только в качестве режиссера, но также сценариста и исполнителя одной из главных ролей. В картине также снялись Джон Хёрт, Кевин Бэкон, Рэй Стивенсон, Роберт Дюваль, Роберт Патрик, Фрэнсис О’Коннор.

Михаил Верещагин:
– Александр, вы стали активно сотрудничать с американцами и уже продюсируете в США несколько картин.
Александр Роднянский: – Да, в последний год я стал очень активно развивать деятельность своей компании AR Films в Лос-Анджелесе. Меня лично интересует то, что в России называют авторским кино. Это кинематограф, основанный на очень сильных сценариях, с объемными полноценными характерами, с посланием, оставляющим пространство для размышления, и обязательно с очень сильными авторами-режиссерами.
М.В. – К таковым относится фильм Андрея Звягинцева «Елена», сопродюсером которого вы были.
А.К. – Это прекрасный пример, потому что я, откровенно говоря, восхищен и счастлив сотрудничеством с Андреем. Мы очень легко нашли общий язык и последние два года очень близки в смысле работы. Сближаемся и по-человечески. Надеюсь, что будем делать вместе и следующую картину Андрея.
М.В. – Звягинцев – очень глубокий человек.
А.К. – Да, он очень неожиданный, очень концентрированный и очень честный человек. Честный – редкое слово в наши времена, и в случае со Звягинцевым оно имеет свой непосредственный смысл.
М.В. – Александр Сокуров – вот тоже честный человек.
А.К. – Конечно, это так. Вы назвали двух российских кинорежиссеров, наиболее известных в международном масштабе. Это блистательные кинематографисты, необычайно одаренные люди. Я бы сказал, что их вкусы, пристрастия и интересы в чем-то диаметрально противоположны. Но, безусловно, они достойно и полноценно представляют авторское кино России. Лучшее, что есть в российском кинематографе – это картины больших авторов, самодостаточных художников, способные при этом привлечь внимание большого числа зрителей, что очень важно. Вот такого масштаба художников я и ищу. И я счастлив тем, как идет мое сотрудничество в Америке, потому что первые две картины, которыми я там занимался, сделаны очень талантливыми людьми. Сначала появилась лента «Машина Джейн Мэнсфилд» блистательного режиссера, актера и сценариста Билли Боба Торнтона. Он получил «Оскара» за лучший адаптированный сценарий к фильму «Отточенное лезвие», который сам же и снял как режиссер. Потом он сделал еще две картины. После 10-летнего перерыва Билли Боб Торнтон вновь взялся за режиссерскую работу и свой четвертый фильм сделал с нами. Вторая картина, снятая в Америке с участием моей компании, – это «проект мечты» Ди Джея Карузо. Этот режиссер сделал несколько картин с огромными бюджетами – «Забирая жизни», «Паранойя», «На крючке», «Я – четвертый». Сняв три фильма, которые продюсировал Спилберг, Ди Джей Карузо решил сделать небольшой по размаху проект, драму. С этой задумкой он пришел ко мне, поскольку я пытаюсь строить компанию, которая чрезвычайно дружелюбна, как я это называю, по отношению к художникам. И вот мы сделали картину «Козы» – так же называется и любимая многими американцами книга Брока Коула, по мотивам которой снята картина (главные роли в ней сыграли Вэл Килмер и Радха Митчелл. – Прим. ред.). В наших планах еще несколько американских фильмов.
В то же время неотъемлемым и главным ядром деятельности, компании, которую я развиваю, конечно, является российское кинопроизводство. Время от времени я занимаюсь в России очень необычными, экспериментальными, если не сказать радикальными, проектами молодых режиссеров. У нас была в прошлом году очень любимая мною картина Александра Расторгуева – уже фактически классика документального кино – и блистательного оператора Павла Костомарова, получившего в позапрошлом году приз «Серебряный медведь» в Берлине за операторскую работу в фильме «Как я провел прошлым летом». Их совместный проект «Я люблю тебя» – очень неожиданный, экспериментальный, снятый в стилистике документального кино самими участниками этого фильма специально розданными им камерами. Мы участвовали и в производстве фильма «Да здравствуют антиподы!», который открывал прошлогодний Венецианский кинофестиваль. Это лента изумительного, я бы сказал, редкого по таланту режиссера Виктора Косаковского, тоже классика документального кинематографа. Эту картину сняли в восьми странах мира, расположенных парами друг напротив друга с разных сторон Земли. И мы готовы к разным неожиданным проектам, как в России, так и в Америке. Самое главное, чтобы за ними стояли авторы, предлагающие яркие замыслы, сильные, объемные и эмоциональные истории, которые способны волновать зрителя, заставлять его задумываться или, может, смешить.
М.В. – Вы способствовали становлению украинского и российского телеканалов – «1+1», СТС. Можно ли ожидать от вас что-то новое в телевизионной сфере?
А.К. – Я телевизионными каналами уже не занимаюсь. Мне это было безумно интересно. Я очень любил телевидение, считаю его достаточно важным этапом в собственной жизни. Но теперь телеканалами как таковыми я заниматься не хочу и в их счастливое будущее не верю. А вот телевизионными проектами, конечно, занимался, занимаюсь и буду заниматься. Я очень люблю, что называется, событийные сериалы. Одна из компаний, имеющих ко мне отношение, в прошлом году сняла сериал «Достоевский», который шел в эфире канала «Россия-1». Сейчас мы завершаем работу над сериалом «Белая гвардия». Я говорю «сериалы», но на самом деле это многосерийные кинофильмы, снятые блистательными режиссерами. Вот «Белую гвардию» делает Сергей Снежкин – талантливый кинематографист, неожиданный, сложный, автор фильмов «Брежнев», «ЧП районного масштаба», «Цветы календулы». У нас огромный список увлекающих нас проектов. Это и сериал «Бесы» по Достоевскому – над фильмом сейчас работает Владимир Хотиненко. Это и сериал «Степан Разин» – очень необычная и мощная картина может получиться. Мы параллельно ведем производства кинофильма «Сталинград» Федора Бондарчука – это невероятно сложная и впечатляющая своими масштабами лента.
М.В. – Она действительно будет в формате 3D?
А.К. – Да, фильм может оказаться очень впечатляющим зрелищем. 3D – это один из революционных технологических элементов и одно из новых выразительных средств, пришедших в кинематограф. Это не просто один из атрибутов детского приключенческого кино или развлекательного аттракциона, как это многим кажется, что прекрасно доказал Вим Вендерс. Его блистательный фильм «Пина» был снят в 3D и получил премию Европейской киноакадемии. Мы полагаем, что «Сталинград» может приблизить зрителей к событиям военного времени, к героям фильма, создать ощущение эмоционального соучастия.
М.В. – Александр, а есть ли возможность прийти на ваши лекции, на которых вы информируете о продюсировании, менеджменте? Вы преподаете?
А.К. – Уже нет. У меня была такая попытка.
М.В. – Ну что ж, будем смотреть на большом экране кинопроекты, снятые при участии вашей компании.
А.К. – Мне кажется, что кинематограф не случайно делается в расчете на большой экран. Дело не в том, что так лучше видно, а в том, что большой экран предполагает характер коллективного просмотра, когда совершенно случайно собравшиеся в кинотеатре люди разного возраста, с разным социальным и бытовым опытом объединяются на короткие мгновения в едином переживании. И эта магия сугубо кинематографическая. Мне представляется, что кинопоказ категорически не изменится, даже в ходе того, что называется технологической революцией. Всё равно сотни людей будут приходить в кинотеатры. Ведь и театру очень многие грозили смертью в силу появления телевидения и возможности делать телевизионные спектакли, доступные миллионам, а не сотне людей, сидящих в маленьком зале. Но театр жив. Вот и кинематограф не уйдет из кинотеатров, потому что дает уникальную возможность психологического восприятия плечом к плечу с огромным количеством других людей. И я думаю, что кинематографу предстоят очень интересные годы встраивания в новые возможности, в социальные сети, становления его как элемента социальных коммуникаций. Но кинофильмы надо обязательно смотреть на большом экране, только так они могут унести в другую реальность. Кино – это же такая машина времени и пространства, которая управляет этими категориями совершенно свободно, заставляет зрителя идентифицироваться с одним из героев, легко погружает в другой мир. Вы нигде так легко не окажетесь в теле, так сказать, своего аватара, каковым будет ваш герой. И для этого необязательно быть инвалидом-десантником, каким был герой «Аватара» Джеймса Кэмерона. Надо быть просто обычным зрителем, который приходит в кинозал, влюбляется в героя и вместе с ним преодолевает некую сумму препятствий в зависимости от замысла и подхода автора, заданных им обстоятельств и правил игры.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники