Контакты

7777373@mail.ru

Интервью брал: М. Верещагин

Категория:
Интервью

Скандальная драма “Убежище” (Le refuge) Франсуа Озона (Francois Ozon) стартует в российском прокате 25 ноября. Фильм рассказывает историю молодой наркоманки, которая после смертельного передоза ее парня, обнаруживает, что беремена. Она уезжает в деревню подальше от Парижа, где к ней присоединяется брат-гей ее погибшего возлюбленного. «Героиня оставляет младенца брату его отца – гомосексуалу, который сам никогда не сможет быть с женщиной и иметь детей, — говорит Озон в интервью. — Она делает это не потому, что тот богат, а она “пропащая”, но потому, что таким образом пытается разгадать загадку зарождения и продления жизни. Парадоксальным образом тот, кто дал жизнь другому, не может жить сам, а тот, кто может, не способен к биологическому отцовству».

Михаил Верещагин..: Франсуа, учитывая то, что мы с вами встречаемся в российской столице, уместен первый вопрос. Как вы проводите время в Москве? Где вам удалось побывать?

Франсуа Озон: Ну, конечно, Красная площадь, Кремль, на пароходике покатался, посмотрел на пейзаж с речной глади. И некоторые горячие точки столицы, ночная жизнь, названий не помню, не спрашивайте.

М.В.: Вам столько задавали вопросов культурологического, искусствоведческого плана. Кинокритики вас так любят, что мало не покажется. Как вы сами относитесь к тому, что вы стали культовым режиссером? Считаете ли вы, что это своего рода киномода, раскрученная вокруг вас?

Ф.О.: Совершенно себя не чувствую культовым режиссером. Даже интересно. Конечно, есть эффекты моды, есть эффекты какие-то приходящие и уходящие, но слава для Франсуа Озона единственно важна для того, чтобы делать следующие фильмы, один фильм порождает другой. Это самое главное. Я делаю кино для того, чтобы делать кино дальше.

М.В: Сейчас вопрос, который задают мои коллеги. Они почему-то считают, что «Ангел» для вас не характерное кино. Собираетесь ли вы возвращаться к своему доброму, милому, утонченному кино?

Ф.О: Не могу согласиться с высказываниями этих журналистов. Безусловно, «Ангел» – такой же фильм, как и все его остальные фильмы в его стиле. Это его голос, это его перо, просто он попытался сказать другими способами то же, что он всегда говорил. И для него каждый фильм – это новая ступенька, вызов самому себе, который я хочу преодолеть. Поэтому я буду просто дальше развиваться, а как это будет выглядеть покажет время.

М.В. Где вы нашли актрису Раму Гарай, которая так блистательно сыграла молодую писательницу Энжел Деврэл?

Ф.О.: Главная героиня была найдена методом кастинга в Англии. И когда я познакомился с Рамой Гарай, которая играет главную роль, я обнаружил в ней удивительное сочетание очарования, прелести, обаяния, раздражающей такой стервозности, практически невыносимых черт характера, но в то же время безумной женской привлекательности. И это то, что я хотел видеть в своем персонаже, она воплотила все эти черты, поэтому я выбрал ее.

М.В: Не прощу себя, если не спрошу. После фильма «Восемь женщин» с великой Катрин Денев вы остаетесь друзьями?

Ф.О.: Нужно у нее спросить. На самом деле это, конечно же, шутка. Это очень умная женщина, очень тонкая женщина, профессионал. Нельзя сказать, что мы такие вот закадычные друзья, как с некоторыми другими. Однако мы в хороших приятельских отношениях, товарищи по профессии, и если я предложу ей какую-то иную роль, то полагаю, что она с удовольствием согласится, проблем не будет.

М.В: Тогда еще одна женщина, пусть будет три женщины, про которых я хотел бы  успеть спросить. Шарлотта Рэмплинг, картина «Под песком». Если можно, несколько слов  про эту актрису. Ее игра просто вызывает восторг.

Ф.О: Шарлотта Рэмплинг – это более сложная история. После фильма «Под песком», который был серьезным испытанием для меня, в этом фильме никто не верил, кроме меня и Шарлотты Рэмплинг, мы стали настоящими друзьями, потому что произошла некая химическая реакция между нами. И это не просто коллега, это действительно настоящий, глубокий друг.

М.В: Интересно ли вам хоть чуть-чуть российское кино? Если да, то что удалось вообще посмотреть, увидеть?

Ф.О. Да, я  очень интересуюсь русским кино, но во Франции, несмотря на то что есть спрос и публика для этого кино, но почему-то российское кино слабо представлено. И, в общем, в основном, показывают старые фильмы, классику, а то, что происходит сейчас, оно обходит французского зрителя. Последнее из того, что он видел – это был фильм  Алесандра  Сокурова  “Александра”. М.В.: Я хочу быстро добавить, что это не совсем так, потому что в прошлом году, например,  есть  такой маленький городок Валанс, буквально в часе езды от Лиона,  так вот там проходил Фестиваль русского кино. Получается, что сейчас уже больше стало Дней российского кино во Франции Ф.О.: Нужно попросить у российского правительства, чтобы оно как-то обеспечило выход российского кино, русского кино на французский рынок, как во Франции делается с помощью Юни-Франс, который представляет его кино за рубежом. Видимо, нужно какую-то специальную программу разработать.

М.В: Я обязательно передам эту информацию  чиновникам большого ранга, которые отвечают за российское кино

Ф.О: Это очень важно, потому что французы очень интересуются русской культурой и то, что происходит сейчас им интересно со всех сторон, ни какой-то однобокий взгляд, а многогранность российской действительности. К сожалению, сейчас такой феномен наблюдается, вот в некой зашоренности, узкости – это неправильно. Лучше было бы, конечно, чтобы ситуация поменялась.

М.В: Я наблюдал вас в Берлине, наблюдаю сейчас  в Москве. Это врожденный вкус? Это потому, что вы живете в Париже? Вы всегда элегантны, всегда эффектны. Это врожденный вкус? Это потому, что Вы живете в городе, где родилась мода, в Париже?

Ф.О: Возможно, да, французский шик, французская природа берет верх. На самом деле, конечно, это шутка. Просто когда человек публичный, и у него публичная профессия, он должен думать о других и уважительно относиться к своим собеседникам, к своей публике. И в общем, прилично выглядеть, причесываться, как-то держать себя в форме – это правильно и это единственно возможно. А вообще, когда Франсуа встает с постели, он такой же, как все – лохматый и небритый. Поэтому, просто дань уважения к людям, которые его окружают. М.В. В Москве проходил Московский кинофестиваль, а в Германии в это время  400 тысяч сторонников однополой любви боролись за свои права. Вот если бы вы в это время были в Берлине, вы бы присоединились к этим манифестантам?

Ф.О: На самом деле я считаю, что начинать надо с того места, где тонко и где рвется, а в Берлине есть кому устраивать манифестации. С моей точки зрения, нужно устраивать манифестации в Москве. Нужно, чтобы люди выходили на улицы, требовали разрешения гей-парада и требовали, чтобы им дали максимальную свободу в этом вопросе. Поэтому, если бы такое происходило в Москве, то я бы, конечно, их поддержал всячески.

М.В: Но вы, наверно, не понаслышке знаете,  что у нас выходили на улицы, но, к сожалению, это должного успеха не возымело. Может быть, это связано с организацией и по ряду причин наш уважаемый мэр, к сожалению, никак не может поддержать  мэров Парижа, Лондона и Берлина.

Ф.О: Будем надеяться, что постепенно вещи изменятся в лучшую сторону.

М.В: Ваши пожелания многомиллионной аудитории в России.

Ф.О.: Единственное, что я могу сказать, это – ходите в кино, ходите на французские фильмы. Но вообще я больше мастер рассказывать истории, чем обращаться к публике напрямую, так вот, тем более к многомиллионной аудитории. Меня это смущает. Поэтому идите в кино!

М.В: Спасибо огромное. Я тоже хочу себя пропиарить, потому что я в своих авторских программах «О кино и не только», которые выходят и в России и на весь мир,  всегда говорю: «Не забывайте посещать театры, музеи, кинозалы и смотрите кино на большом экране».

Ф.О. Совершенно с Вами согласен. Спасибо. Мерси))))

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники