Контакты

7777373@mail.ru

31 Январь 2015
 Январь 31, 2015
poster_plemya

Фильм Мирослава Слабошпицкого
ПЛЕМЯ (The Tribe)

“Фильм с которым не сравнится ничего из того, что выйдет в кинотеатрах в этом году. Мощный и тревожный шедевр.” CineVue

Кинорелиз в России – 19 февраля 2015 года

Синопсис:
Глухонемой подросток попадает в специализированный интернат, где для того, чтобы выжить, ему приходится стать частью неформальной организации – Племени. Влюбившись в одну из наложниц лидера Племени, он вынужден нарушить все неписаные правила и законы банды.

Эхо Каннского кинофестиваля:
Мы единодушно проголосовали за этот фильм, потому что он очаровал нас удивительным сосуществованием красноречия и молчания в кадре. В этом фильме много диалогов, при этом он немой. И мы хотим наградить это “племя”, этих актеров, поражающих своей выразительностью, резкостью, напором и страстью. Спасибо Мирославу Слабошпицкому за Племя.
Ребекка Злотовски, президент жюри конкурса Открытие Франс 4 в Каннах. Неделя критики.

Фильм, который мы выбрали, рассказывает об обособленном сообществе, которое пугает остальной мир своей непохожестью. Это радикальный и уникальный фильм, который заново открывает использование звука и тишины в кадре для того, чтобы мощная, даже грубая история была рассказана с удивительным изяществом. Мы награждаем “Племя” Мирослава Слабошпитского за его устремления, за смелость, за отказ от компромиссов.
Андреа Арнольд, президент жюри приза Nespesso в Каннах. Неделя критики.

СМИ о фильме:
Необходимой достоверности Слабошпицкий достигает вне игры в квазидокументальные поддавки – он работает с длящимся временем, дает каждой ситуации исчерпаться до конца, избегая монтажных склеек внутри сцен. Это, конечно, технологическая необходимость – диалог жестов крайне сложно снять традиционной «восьмеркой»… Достоверность – это, собственно, и есть время, скрупулезно проживаемое при свидетелях/зрителях, потраченное в равной степени на приближение к страсти или к смерти.
«Искусство кино», Зара Абдуллаева

Это драматическая история любви и бунта, антитоталитарная притча о насилии и свободе, побуждающая вспоминать такую классику мирового кино, как “Полет над гнездом кукушки”. События разворачиваются в школе для глухонемых; в фильме нет ни единого слова, герои изъясняются на языке жестов, и все происходящее напоминает пантомиму. Нет ни закадрового текста, ни субтитров, но проблемы перевода не возникает: происходящее понятно от и до. Тем более впечатляет драматическая суть возникающей картины общества, в котором воровство, проституция и иерархическое насилие стали нормой существования. В сущности, это кино о том, как люди преодолевают немоту и начинают бороться с системой. О том, как племя, разобщенное коррупцией и нетерпимостью, превращается в народ, состоящий из свободных личностей. «Коммерсант», Андрей Плахов

За весь фильм не прозвучит ни одного слова. Вместо слов – резкие, быстрые жесты пальцев и приглушенные второстепенные звуки: стук мела по доске, шорох шагов, хлопанье дверей. Это мир, из которого исчезли человеческие голоса, мир без слов. Но тем ярче в этом безмолвном мире эмоции и чувства, основные из которых – боль, страх и ненависть.
«Российская газета», Анастасия Рогова

Действия, эмоции и порывы отчаяния говорят больше, чем слова. Дебютный полнометражный фильм Мирослава Слабошпицкого, – это дерзкий вызов, брошенный кинематографическому искусству. «Племя» – это что-то безошибочно, радикально новое.
«Variety»

Яркое и провокационно громкое заявление. У «Племени» много общего с немым кино, но с особыми, беспрецедентными ритмами. Романтическая история о парне с разбитым сердцем, которая разрешается кровавым финалом, абсолютно жестким и не синтементальным.
«Indiewire»

Этот дебют киевлянина Мирослава Слабошпицкого, по всем возможным стандартам, – выдающееся достижение. С самых первых кадров Слабошпицкий, как режиссер, демонстрирует выдающийся интеллект и уверенность. Он предпочитает длинные кадры, но использует их не как тест на устойчивость зрителей к арт-хаусным пыткам, а для того, чтобы методично и дозировано раскрыть персонажей, населяющих этот похожий на ночной кошмар мирок. Хореография этих длинных монтажных склеек могла бы спокойно конкурировать с любыми творениями Альфонса Куарона. Кульминация фильма просто сбивает с ног и погружает в висцеральный шок, который потрясет даже самого искушенного и отстраненного зрителя.
«The Times»

Язык жестов, глухота и тишина уже сами по себе – невероятно необычные свежие ингредиенты, которые каким-то алхимическим образом создают нечто яркое, богатое, странное и совершенно особенное.
«The Hollywood Reporter»

То, что создали авторы “Племени” – фильм, с которым не сравнится ничего, из выходящего в этом году в прокат. Мощный и тревожный шедевр немого кино и яркий пример поэзии действия.
«Cine Vue»

Режиссер о фильме и съёмках:

Моей давней мечтой было снять немой фильм. Фильм, смысл которого можно было бы донести до зрителей без слов. Но я не хотел, чтобы у меня получилось что-нибудь в духе европейского «экзистенциального» кино, где герои половину фильма просто молчат. И актёры в моём немом фильме не безмолвствовали – наоборот, они очень активно общались между собой при помощи богатой мимики и языка тела. Они без единого слова выражали чувства и эмоции. Не случайно большинство звёзд немого кино – это выходцы из театра пантомимы. Именно поэтому я всегда хотел снять кино о жизни глухонемых людей. Без диалогов и без субтитров, и с участием настоящих глухонемых актёров.

Все наши артисты – дети с улиц, большинство – из малоимущих и неблагополучных семей. Основным принципом наших кастингов было не искать каких-то особых исполнителей. Мы искали в первую очередь харизматичные личности, способные привлечь наше внимание. И только потом прикидывали, какую роль мог бы сыграть этот человек. Перед тем, как приступить к съёмкам и монтажу, каждую сцену мы репетировали и снимали на видео. Временами приходилось что-то переснимать. Производственный процесс занял примерно полгода. Я надеюсь, что наши актёры получили уникальные впечатления, которые запомнятся на всю жизнь. Мне они запомнятся точно.

В основном съёмки «Племени» проводились в Киеве, в том самом районе, где прошли мои детские годы. Изначально он был назван в честь Сталина, и даже сейчас это место называют «сталинкой». Большинство зданий построены немецкими военнопленными после Второй Мировой войны. Это окраина Киева. Пролетарский район, здания из красного кирпича – всё это немного напоминает Нью-Йорк. Съёмки фильма начались до того, как на Украине возникла волна протестов, а закончились уже после истории с Крымом. Рабочий процесс был весьма напряжённым. Некоторые члены съёмочной группы, в том числе и актёры, в свободное от съёмок время принимали участие в акциях протеста и уличных потасовках. Были дни, когда нам приходилось отменять съёмки из-за того, что дороги были заблокированы, и машины с оборудованием просто не могли добраться до площадки. Примечательно, что наш продюсер и я живём в четырёх километрах от Майдана, а съёмочная площадка была в пятнадцати километрах от нас. Поэтому съёмки и репетиции были для нас в некотором смысле эвакуацией из зоны боевых действий.

Награды и фестивали фильма «Племя»

Cannes – La Semaine de La Critique – Grand Prix, Visionary Award, GAN Foundation Support
London BFI – Best First Feature Award- Sutherland Award and Young Jury Award
AFI Fest, USA- Visionary Award – Special Jury Prize
European Film Awards 2014 – Prix FIPRESCI
Sundance IFF 2105 – Spotlight Section
Фестиваль Андрея Тарковского – Competition- Grand Prix, Special Prize for Director ‘Seans’
Киношок – Best Director Award
Karlovy Vary, Special Events
ArtFilm Fest, Slovakia – Competition- Trencin Mayor’s Award
Palic FF – Parallels & Encounters – Competition – Grand Prix for Best feature
Golden Apricot Yerevan IFF, Armenia – Competition – Grand Prix and Fipresci Award
Motovun IFF, Croatia – Motovun Propeller Award for Best feature
Locarno FF – special screening: films of the Jury
Sarajevo FF – Kinoscope selection
Milano FF – Competition – Best Feature Film Award
Manaki FF- Competition – Best Cinematographer Award
Fantastic Fest, USA – Competition –Best Director Award
San Sebastian FF – Pearls Competitive section
Hamburg FF – Competition
Busan FF, South Korea – World Cinema
Milwaukee FF, main Competition Award
Sitges FF, Spain – Основной конкурс – Experimenta Award
Ghent IFF, Основной конкурс –Distribution Award
Tofifest IFF, Poland – Основной конкурс –Best Feature film – Producer’s Award
Sao Paulo FF, Brazil -Best Screenplay – New Filmmakers Section
Thessaloniki FF, Greece – Best Director Award
Cork Film Festival, Ireland, Grand Prix for Best feature film
Listapad IFF, Belarus, Grand Prix & International press Jury
REC, Tarragona, Spain – Grand Prix ex-aequo
Tbilisi Film Festival, Georgia- Best Film, Sergej Paradjanov Prize for The Best Poetic Vision
Tbilisi Film Festival, Georgia- Best Film, Sergej Paradjanov Prize for The Best Poetic Vision Stockholm FF, Sweden – Competition
Sevilla FF, Spain- Основной конкурс
Warsaw FF, Poland – Основной конкурс
Haifa, Israel – World Cinema
Almaty Kazakhstan Film Festival
Inverness Film Festival, Eden Court, Scotland
Taipei Golden Horse Film Festival, Taiwan
Ljubljana International Film Festival, Slovenia
Skopje – Cine Days Film Festival, Macedonia
Tallinn Black Night IFF, Estonia
CINECITY The Brighton Film Festival, UK
IFFI, Goa
Kilkenny Film Festival, Ireland

Around the World in 14 Films, Berlin, Germany
Riga FF, Estonia
Rotterdam IFF 2015 – Основной конкурс
Black Movie IFF- Switzerland
Trieste, Italy
Istanbul IF- Turkey
Festival d’Amour – Mons, Belgium
Tampere IFF – Finland
Vilnius – Kinopavasaris, Lithuania

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.